#ПЫТКА365

Душераздирающая история-исповедь о том, как нельзя хранить криптовалюту

 
Писатель Зак Хайнс, чей дебютный роман «Девять» должен выйти в 2018 году, рассказал о невероятной истории, которая произошла с ним в Гонконге во время Фестиваля середины осени.

 



Провести этот октябрь я рассчитывал совсем не так. Но вот я оказался в самолете, летящем в Гонконг, с надеждой, что смогу вернуть биткоины на сумму в $200 000 со сломанного ноутбука.

Четыре года назад, когда я жил в Гонконге, мы с моим знакомым журналистом по имени Майк (имя изменено из соображений анонимности) решили инвестировать в биткоины. Я купил четыре монеты, Майк — сорок; на это я потратил около $2000, а он — $15 000. В то время это казалось авантюрой, но несколько лет прошли, и биткоин продолжал расти. Казалось, Майк предвидел будущее. Потом я переехал в Лос-Анджелес и писал Майку о том, что наши инвестиции увеличились на 2000%. Как ни странно, он практически не отвечал мне. Хотя у него было в 10 раз больше биткоинов, чем у меня — неужели это совсем не вызывало эмоций? Наконец, когда этим летом цена биткоина перевалила за $4000, я написал ему: «Ты ведь все еще хранишь те биткоины, правда?» И он ответил: «Кажется, нет...»

 



Выяснилось следующее: в 2013 году Майк в какой-то момент забеспокоился о безопасности, и его можно было понять. Он хранил свои биткоины на бирже LocalBitcoins. Обычно биржи используются для покупки и продажи криптовалюты, но хранить там свои монеты не стоит. Один из самых печально известных примеров — скандал с японской Mt. Gox, которая рухнула и похоронила 850 000 клиентских биткоинов. Кроме того, биржи могут внезапно закрываться, как это случилось в Китае в этом году, когда правительство объявило криптовалюту вне закона.

Любой серьезный инвестор скажет вам, что монеты лучше хранить в оффлайн-кошельке. Со своими биткоинами я так и поступил, но Майк три года назад не стал так увлекаться мерами безопасности. Вместо этого он создал онлайн-кошелек через сервис. Это тоже был неплохой шаг, но, как вскоре выяснилось, не самый надежный. Сейчас существует множество кошельков, как сложных, так и интуитивно понятных, но в 2013 году выбор был не так широк.



Майк использовал популярный в то время MultiBit, который с тех пор прекратил работу из-за многочисленных недостатков. Очевидно, что MultiBit был написан в спешке: это сервис с контринтуитивным интерфейсом, который акцентирует внимание на кнопке «Создание кошелька», чтобы вы могли создавать все новые и новые кошельки в программе.

Большинству пользователей нужен только один кошелек, но MultiBit практически требует, чтобы вы установили несколько. Кроме того, он позволяет создавать несколько паролей для одного кошелька, даже если они не требуются. Всего за несколько минут вы можете создать десятки кошельков, и десяток паролей для каждого из них. Проще говоря, здесь существует огромная вероятность ошибок.

 



Итак, в Гон­кон­ге душ­ной мар­тов­ской ночью 2014 года Майк со­здал новый ко­ше­лек на Multibit, пе­ре­ме­стил в него 40 бит­ко­и­нови затем до­ба­вил па­роль. Бла­го­да­ря немыс­ли­мой «про­зор­ли­во­сти» про­грам­ми­стов в MultiBit не было воз­мож­но­сти под­твер­дить па­роль два­жды. Про­сто на­дей­тесь, что вы на­бра­ли его без оши­бок! Но Майк знал, что до­пу­стил опе­чат­ку. Он вво­дил ва­ри­ан­ты па­ро­ля, но ни­че­го не ра­бо­та­ло. Си­сте­ма снова и снова от­кло­ня­ла по­пыт­ки. Судя по всему, когда Майк вы­би­рал па­роль, его палец про­сто со­скольз­нул на со­сед­нюю кла­ви­шу.

Но в какой мо­мент? На какую? По­сколь­ку Майк ни­ку­да не то­ро­пил­ся, через неде­лю-дру­гую он про­дол­жил по­пыт­ки и снова по­про­бо­вал по­до­брать па­роль. Шли годы, цена бит­ко­и­нов ко­ле­ба­лась от $200 до $400, по­это­му Майк не пе­ре­жи­вал. Он рас­су­дил, что рано или позд­но най­дет­ся ре­ше­ние, по­это­му по­ста­вил свой MacBook 2007 с ко­шель­ком MulitBit в без­опас­ном угол­ке офиса, где но­ут­бук тихо скон­чал­ся от сбоя ма­те­рин­ской платы. Майк по­зво­нил мне в на­ча­ле года.



«Я хочу при­знать­ся, и мне тя­же­ло это го­во­рить... Но я, ка­жет­ся, по­те­рял все свои бит­ко­и­ны». Он рас­ска­зал мне о сло­мав­шем­ся но­ут­бу­ке и фиа­ско MultiBit. Он го­во­рил так, будто при­шел на ис­по­ведь, сго­рая от стыда и прося про­ще­ния. При то­гдаш­ней цене бит­ко­и­на по­те­ри Майка со­став­ля­ли $180 000, и эта сумма толь­ко уве­ли­чи­ва­лась. Он рас­ска­зал, что со­би­ра­ет­ся по­се­тить офис KeepKey, новых вла­дель­цев MultiBit, и... мо­лить­ся, что из этого что-ни­будь вый­дет. Я пред­ло­жил ему по­до­ждать. Когда я вы­слу­шал Майка, я понял, что смогу ис­пра­вить про­бле­му, но пока еще не знал, как это сде­лать. Я знал немно­го о том, как ра­бо­та­ют бит­ко­ин-ко­шель­ки, но опре­де­лен­но не был экс­пер­том. Думаю, я про­сто счел это лич­ным вы­зо­вом — в конце кон­цов, бит­ко­ин рос с неве­ро­ят­ной ско­ро­стью, став­ка при­бли­жа­лась к сумме $200 000. Ко­ро­че го­во­ря, эта за­да­ча за­слу­жи­ва­ла вни­ма­ния.

 



До­стать дан­ные с жест­ко­го диска было неслож­но, до­ста­точ­но было под­клю­чить его к но­во­му ком­пью­те­ру. Про­бле­ма за­клю­ча­лась в ра­бо­те с MultiBit. Я нашел ста­рую вер­сию про­грамм­но­го обес­пе­че­ния, ко­то­рое уже вышло из упо­треб­ле­ния, и об­на­ру­жил, что су­ще­ству­ет несколь­ко спо­со­бов вос­ста­но­вить ко­ше­лек с по­мо­щью MultiBit. Про­грамм­ное обес­пе­че­ние ге­не­ри­ру­ет за­шиф­ро­ван­ные ре­зерв­ные копии для каж­до­го ко­шель­ка, а также шиф­ру­ет от­дель­ные ре­зерв­ные копии сек­рет­ных клю­чей. Вся про­грам­ма и все ко­шель­ки внут­ри нее также могут быть вос­ста­нов­ле­ны по ко­до­вым сло­вам, но Майк, ко­неч­но, их тоже по­те­рял.



Вско­ре стало ясно, что наш шанс на успех со­став­лял в луч­шем слу­чае 50%: либо мы де­шиф­ру­ем ре­зерв­ный ко­ше­лек, либо ре­зерв­ный па­роль. Чтобы сде­лать это, нам было необ­хо­ди­мо ис­поль­зо­вать па­роль, ко­то­рый Майк дол­жен был бы за­пом­нить. Когда я со­об­щил ему об этом, он пред­ло­жил за­пла­тить мне про­цент от вос­ста­нов­лен­ной суммы. Хотя я мог бы по­пы­тать­ся вос­ста­но­вить его ко­ше­лек уда­лен­но, Майк хотел, чтобы я при­е­хал и был рядом с ним. Для него это был не про­сто тех­но­ло­ги­че­ский сбой, а еще и лич­ное по­ра­же­ние, и он нуж­дал­ся в под­держ­ке.

 



По­че­му MultiBit ре­ко­мен­ду­ет ис­поль­зо­вать несколь­ко па­ро­лей? По­че­му он, по край­ней мере, не про­сит вас под­твер­дить па­роль перед его со­хра­не­ни­ем? Так много во­про­сов — и все устрем­ле­ны в пу­сто­ту уста­рев­ше­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния. В от­ча­я­нии Майк был готов сдать­ся, но я не для того про­ле­тел пол­ми­ра, чтобы уйти ни с чем... Мы от­кры­ли элек­трон­ную таб­ли­цу и на­ча­ли за­пи­сы­вать раз­ные ва­ри­ан­ты ис­ка­же­ния па­ро­ля. После пя­ти­де­ся­той по­пыт­ки мы по­ня­ли, что это си­зи­фов труд. MultiBit при­ни­ма­ет все сим­во­лы, ре­ги­стры, знаки и про­бе­лы в ка­че­стве дей­стви­тель­ных сим­во­лов па­ро­ля — ко­ли­че­ство по­тен­ци­аль­ных ре­ше­ний было за­пре­дель­ным.

Мы вы­клю­чи­ли кон­ди­ци­о­нер в квар­ти­ре, пы­та­ясь вос­со­здать тем­пе­ра­ту­ру той ро­ко­вой ночи, но из этого тоже ни­че­го не вышло. Мы про­ве­ри­ли всю его пе­ре­пис­ку по элек­трон­ной почте при­мер­но с этой даты. Мы об­на­ру­жи­ли, что, будто в на­смеш­ку, спу­стя сутки после 20 марта он три раза на­пи­сал сам себе о том, как об­ла­жал­ся с MultiBit. Но каж­дое из этих писем со­дер­жа­ло лишь те све­де­ния, ко­то­рые тогда ка­за­лись Майку важ­ны­ми, но сей­час были со­вер­шен­но бес­по­лез­ны­ми. Майк был жур­на­ли­стом и все за­пи­сы­вал: воз­мож­но, он за­пи­сал воз­мож­ные ва­ри­ан­ты па­ро­ля, пока они еще были свежи в его па­мя­ти?



Но не успел я за­дать ему этот во­прос, как мы об­на­ру­жи­ли лог в Google Chat, где мы об­ща­лись пять дней спу­стя после фиа­ско с ко­шель­ка­ми. В этом чате Майк писал мне, что на почве стрес­са он сде­лал ка­пи­таль­ную убор­ку и вы­ки­нул все свои за­пис­ные книж­ки. Ошиб­ка. Ошиб­ка. Ошиб­ка. Мы при­ня­ли ре­ше­ние сми­рить­ся и за­ве­сти новое бес­ко­неч­ное увле­че­ние: пы­тать­ся ис­поль­зо­вать раз­лич­ные ком­би­на­ции па­ро­лей до тех пор, пока мы живы. А если зна­че­ние бит­ко­и­на про­дол­жит расти, с ним будет расти и наша ре­ши­мость в том, чтобы найти раз­гад­ку. Но даже в свете моего оп­ти­миз­ма эта идея зву­ча­ла, как ре­цепт безу­мия по Лав­краф­ту.

Я за­ду­мал­ся о на­пи­са­нии кода, ко­то­рый бы помог пе­ре­брать ва­ри­а­ции па­ро­ля, в то время как Майк осва­и­вал дзен. Он сидел на ди­ване, пе­ре­ва­ри­вая ощу­ще­ние по­те­ри в себе, а я со­би­рал­ся прой­тись по его ре­зерв­ным фай­лам. Вне­зап­но меня по­ра­зи­ла идея: что если до­пол­ни­тель­ный па­роль, ко­то­рый со­здал Майк, от­но­сил­ся к са­мо­му ко­шель­ку, но не к файлу ре­зерв­ной копии ключа? Я со­здал новый ко­ше­лек в MultiBit, за­гру­зил клю­че­вой файл и раз­бло­ки­ро­вал его с по­мо­щью па­ро­ля, ко­то­рый, как мы знали, ра­бо­тал.

 



Пока Майк про­стран­но рас­суж­да­ло ми­мо­лет­ной при­ро­де денег, на­дежд, меч­та­ний, наших жиз­ней и са­мо­го мира, я на­блю­дал за тем, как син­хро­ни­зи­ру­ет­ся блок­чейн. На­сту­пи­ло 20 но­яб­ря 2013 года, и, как и ожи­да­лось, в ко­шель­ке отоб­ра­зи­лось $200 000 дол­ла­ров. Затем 20 марта — и они оста­лись на месте. Ин­те­рес­но. Я об­ра­тил­ся к вклад­ке «От­пра­вить», над ко­то­рой мы толь­ко что би­лись пять часов, и об­на­ру­жил, что опция пе­ре­во­да была ак­тив­на, кноп­ка све­ти­лась и па­роль не тре­бо­вал­ся. Это озна­ча­ло, что я мог бы про­сто на­жать...

О боже мой. Оно сра­бо­та­ло. Ба­ланс упал до нуля, когда тран­зак­ция транс­ли­ро­ва­лась в блок-це­поч­ку, мое серд­це за­ко­ло­ти­лось со всей силой. Как толь­ко тран­зак­ция будет под­твер­жде­на, мы смо­жем кон­тро­ли­ро­вать эти бит­ко­и­ны в новом за­щи­щен­ном ко­шель­ке. Когда вы осу­ществ­ля­е­те тран­зак­цию на боль­шин­ство ко­шель­ков или бирж, нужно как ми­ни­мум два под­твер­жде­ния, что она про­шла, и семь — чтобы убе­дить­ся в ее необ­ра­ти­мо­сти. Про­шло 15 минут, но ни­ка­ких под­твер­жде­ний не по­сту­пи­ло. Про­шел час. То же самое. Мы столк­ну­лись с оче­ред­ной при­чи­ной, по­че­му MultiBit — без­на­деж­но де­фект­ное про­грамм­ное обес­пе­че­ние.



Дело в том, что по­шли­на за тран­зак­цию за­фик­си­ро­ва­на на опре­де­лен­ной сумме. Май­не­ры под­твер­жда­ют тран­зак­ции на блок­чейне в обмен на неболь­шую долю — но за три года, про­шед­шие с мо­мен­та со­зда­ния этого ко­шель­ка, плата силь­но пре­вы­си­ла тот пре­дел, ко­то­рый был за­ко­ди­ро­ван в MultiBit. Это озна­ча­ло, что наша по­шли­на была кро­шеч­ной, и тран­зак­ция могла на­все­гда остать­ся в мем­пу­ле (спи­сок неза­вер­шен­ных тран­зак­ций). Ни один май­нер не уви­дит ее, и уж точно не под­твер­дит.

Гон­конг пре­кра­сен ночью, осо­бен­но во время Празд­ни­ка се­ре­ди­ны осени. Все жи­те­ли на­хо­дят­ся дома или уез­жа­ют в от­пуск, улицы пусты, но город не ка­жет­ся без­жиз­нен­ным. Он как будто без­дей­ству­ет, ожи­дая но­во­го на­ча­ла. В ту ночь на небе была самая яркая и круп­ная луна за весь год. И в этом стран­ном лун­ном свете про­изо­шло нечто неожи­дан­ное. На сле­ду­ю­щее утро я про­ве­рил блок­чейн-экс­пло­рер и об­на­ру­жил, что у нашей тран­зак­ции было пять под­твер­жде­ний. Но как?! Мы с Май­ком по­нес­лись в кафе, чтобы до­ждать­ся по­след­них двух под­твер­жде­ний.

 



Пока мы ждали, я гуг­лил, как безум­ный, и об­на­ру­жил сле­ду­ю­щее: мем­пул со­кра­ща­ет­ся в пе­ри­о­ды низ­ких тран­зак­ций, как на­при­мер... во время Фе­сти­ва­ля се­ре­ди­ны осени в Гон­кон­ге, где на­хо­дит­ся боль­шин­ство май­не­ров. В конце кон­цов, мы по­лу­чи­ли недо­ста­ю­щие под­твер­жде­ния. Мы по­лу­чи­ли от блок­чей­на то, что хо­те­ли. Мы по­лу­чи­ли удо­воль­ствие от Фе­сти­ва­ля се­ре­ди­ны осени и Гон­кон­га, хотя и стран­ным об­ра­зом. В кафе было тихое утро, но на мгно­ве­ние покой был на­ру­шен двумя счаст­ли­вы­ми иди­о­та­ми, ко­то­рые хо­хо­та­ли и хло­па­ли в ла­до­ши над но­ут­бу­ком.

В самые мрач­ные ми­ну­ты этой ночи ка­за­лось со­вер­шен­но немыс­ли­мым, что за­шиф­ро­ван­ный адрес в циф­ро­вой книге может иметь такое боль­шое зна­че­ние. Но это не более аб­сурд­но, чем бу­маж­ные день­ги в моем ко­шель­ке или цифры на моем бан­ков­ском счету. Наша эко­но­ми­ка по­стро­е­на на вза­им­ной вере и на­деж­де. Если что-то пой­дет не так в тра­ди­ци­он­ной эко­но­ми­ке, долж­но быть, кто-то там по­мо­жет вам. Го­ря­чая линия. Пред­ста­ви­тель служ­бы под­держ­ки. Под­твер­жда­ю­щий до­ку­мент. Но в слу­чае с бит­ко­и­на­ми нам не могла по­мочь ни­ка­кая ин­сти­ту­ция. Мы долж­ны были спа­сти себя сами.



Такие люди, как ге­не­раль­ный ди­рек­тор JPMorgan Chase Джеймс Дай­мон, вы­сме­и­ва­ют крип­то­ва­лю­ты и го­во­рят, что бит­ко­ин — это яв­ле­ние того же по­ряд­ка, что и мо­шен­ни­че­ство, фи­нан­со­вая пи­ра­ми­да или пу­зырь. Его можно по­нять. Ин­сти­ту­ции вы­сту­па­ют за мир, в ко­то­ром нам будет нужен JPMorgan Chase для управ­ле­ния на­ши­ми день­га­ми. Уро­вень бед­но­сти бьет ре­кор­ды, а мил­ли­ар­де­ры кон­тро­ли­ру­ют все су­ще­ству­ю­щие рынки, но бит­ко­ин — это со­вер­шен­но новая эко­но­ми­ка. В этом ос­нов­ной посыл де­цен­тра­ли­зо­ван­ных крип­то­ва­лют: на­деж­да, что су­ще­ству­ет дру­гой, более спра­вед­ли­вый образ дей­ствий. Про­сто убе­ди­тесь, что ваша на­деж­да хра­нит­ся на­деж­но.

 
 
comments powered by HyperComments