#ДИЧЬ397

История простого русского дурака

 

Русский дурак – это явление совершенно особенное. Оно мало связано с интеллектуальной одарённостью и отсылает, скорее, к некому исконно присущему нашему народу явлению – юродству. В чём-то фигура русского дурака не только важная, но и смыслообразующая.

 

 

И, кроме того, ещё и крайне трагическая. Одно время на Руси даже профессия была такая – быть дураком. Сейчас, впрочем, это занятие тоже практикуется, только деятельность эта называется иначе и встречается во всех сферах жизни.

 

 

Несмотря на неоднозначное положение (или из-за него) быть дураком никто не хотел. В частности, этот образ использовался и для того, чтобы высмеять человека. Один из наиболее иллюстративных примеров можно найти в случае с первым русским самозванцев и судьбой, его постигшей. Сам Лжедмитрий, и это ни для кого не секрет, был фигурой противоречивой и эмоции вызывал соответствующие.

 

«Есть два способа царствовать, милосердием и щедростью или суровостью и казнями; я избрал первый способ; я дал Богу обет не проливать крови подданных и исполню его». Слова эти приписывают Лжедмитрию — первому русскому самозванцу и первому же реформатору. Возможно, связь между этим высказыванием и Лжедмитрием весьма условна – сейчас уже не разберёшь, однако его дела красноречиво говорят сами за себя: он даже разрешил крестьянам уходить от хозяев, которые морят их голодом.

 

 

Для крестьян такое решение, конечно, было выгодным, а вот боярам московским пришлось не по душе, за это и притащили его на Красную площадь  бросил на живот самозванца кожаную маску, а на грудь – волынку, а в рот вставили дудку. Это всё характерные признаки скоморохов или, попросту говоря, дурака.

 

«Долго мы тешили тебя, — сказал боярин, — теперь сам нас позабавь». Впрочем, другого выхода у Лжедмитрия не оставалось, учитывая, что на тот момент он уже был мёртв.

 

Истоки появления скоморохов

 

Первые профессиональные дураки на Руси появились достаточно давно. Во всяком случае, в 11 веке они уже вовсю фигурировали в летописях. Они возникли как своеобразные «козлы отпущения», поскольку тогда нужно было найти виновных целой череды неприятных событий.

 

 

«Дьявол <…> всякими хитростями отвращает нас от Бога, трубами и скоморохами, гуслями и русалиями. Видим ведь, как места игрищ утоптаны, и людей множество на них, как толкают друг друга, устраивая зрелища, бесом задуманные, — а церкви пусты стоят; когда же бывает время молитвы, молящихся мало оказывается в церкви. Потому и казни всяческие принимаем от Бога и набеги врагов; по Божьему повелению принимаем наказание за грехи наши».


Сейчас сложно сказать, о каких «зрелищах» идёт речь и какая роль была у мероприятий, однако в 12 веке указывали, что отдельные баламуты «скакали с сопелями» (то есть со свирелями), а народ «плясаху и пояху». Что касается внешнего вида скоморохов, то о нём можно судить только по куску из летописи: «и начаша пристроати собе кошюли, а не срачицы и межиножие показывати и кратополие носити… аки скомраси». Иначе говоря, дураки, как умели, развлекали народ.

 

 

«А скоморохом у них в волости силно не играти… а кто у них учнет в волости играти силно, пеню девять рублевъ денег». А также: «а скоморохом у них ловчей и его тиун по деревням силно играти не ослобожает». В переводе с ростово-суздальского на современный русский: играть без согласия слушателей («силно») не разрешено («не ослобожает»). Именно так описывали скоморохов в уставных грамотах. В 1551 году Иван Грозный собрал «Стоглавый собор», где скоморохи упоминались, как минимум, трижды.

«В мирских свадбах играют глумотворцы и арганники, и смехотворцы, и гусельники и бесовские песни поют… К венчанию ко святым церквам скоморохом и глумцом пред свадбою не ходити, и о том священником таким запрещати с великим запрещением, чтобы таковое безчиние никогдаже не именовалося».

Там же указывается, что скоморохи предпочитают безобразничать на кладбищах.

 «В троицкую суботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробом с великим кричаньем. И егда начнут играти скоморохи гудци и прегудницы, они же, от плача преставше, начнут скакати и плясати и в долони бити и песни сотонинские пети, на тех же жальниках обманщики и мошенники».

 

В 17 веке в России ситуация была несколько накалённой. Тогда мужчины жили в среднем по 34 года, а женщины – по 30. Музыку слушали только церковную, и литературу читали такую же. Разумеется, простому народу было скучно, хотелось развлекаться. Тогда нижегородские священники обратились к патриарху с жалобой на неразумных.

«Скомороси и игрецы с личинами и с позорными блудными орудии, з бубнами и с сурнами и со всякими сатанинскими блудными прелесми, и злыя государь прелести бесовския деюще, пьянствующе, пляшуще и в бубны бьюще и в сурны ревуще и в личинах хадяще, и срамныя в руках носяще, и ина неподобная деюще».

Патриарх в ответ наябедничал царю Алексею Михайловичу, который, не долго думая запретил всё на свете: шахматы и бокс, танцы и мат, детские площадки и массовые митинги.

Царь приказал, чтобы «зернью, и карты, и шахмоты, и лодыгами не играли, и медведей и с сучками неплясали, и никаких бесовских див не творили, и на браках песней бесовских не пели, и никаких срамных слов не говорили, и по ночам на улицах и на полях богомерских и скверных песней не пели, и сами не плясали, и в ладоши не били, и всяких бесовских игр не слушали, и кулашных боев меж себя не делали, и на качелях ни на каких не качались, и на досках мужесково и женсково полу не скакали, и личин на себя не накладывали, и кобылок бесовских и на свадьбах безчинства и сквернословия не делали. А которые люди от того ото всего богомерскаго дела не отстанут и учнут впредь такова богомерскаго дела держатся, и по нашему указу тем людем ведено делать наказанье: где такое безчиние объявится, или кто на кого такое безчикие скажут, и выб тех велели бить батоги…»

 

 

Примечательно, что развлекаться нельзя было только простому народу, поскольку царские указы распространялись только на него. Однако они не торопились его соблюдать. Тогда за насилие за артистами можно было отхватить, поэтому дураки проявляли себя гораздо более смело: некоторые осели на ярмарках, а другие стали работать на свадьбах. С приходом же в Россию Петра, а вместе с ним театра, вертепа и Дня дурака, «скоморохам» и вовсе стало вольготно. Точнее, они исчезли, смешались с толпой.

 

 
 
comments powered by HyperComments