#ДИЧЬ296

Как работают «Свидетели Иеговы»

 
Миша Прудников и его мамам Ирина посвятили пят лет своей жизни организации «Свидетели Иеговы» и рассказывают каких религиозных взглядов придерживаются сейчас и как устроена организация

Миша Прудников, 28 лет: «Я ходил к свидетелям Иеговы с 9 до 14 лет. Началось все с того, что к нам домой пришли мужчина с женщиной и спросили, хотим ли мы изучать Библию. Зацепили они мою маму тем, что мужчина-свидетель был очень привлекательным, он ей понравился. Мама мне потом уже, через много лет рассказывала, что из-за этого она начала ходить к свидетелям. Еще раньше мама изучала оккультизм. Духов не вызывала, просто книжки читала. Ее воспитали в СССР, так что особо религиозной она не была: не знала, во что верить. Ей, наверное, даже было безразлично. Мама меня сразу с собой к свидетелям взяла. До 11 лет мне все это было неинтересно. Приходили на собрания, где нам давали Библию и книжечки с интерпретацией цитат из нее. Таким образом мы изучали Библию».

Ирина, 51 год: «До этого я немножко была в православии, но уверенности в нем не чувствовала. Потом много было всяких философий: спиритизм, переселение душ, Агни-йога – начиталась всего. Я запуталась окончательно. Раньше мы ничего не знали, и каждое новое религиозное направление было сенсацией. Услышали про инопланетян. В газетах писали об этом много. Писали про какую-то девочку со сверхспособностями. Это все воспринималось на «ура». И вот, пришли эти «свидетели»…
Сперва две женщины. Говорят: «Вы хотели бы жить в таком мире, где не было бы болезней? Чтобы радостно было, и всем хватало продуктов?» А я по натуре такой человек, которому всегда хочется кому-то помочь, сделать приятно. Вот они говорят: «А, может, мы еще зайдем к вам?» Ну, заходите. Они по-доброму и я к ним – по-доброму. Ничего плохого мне не сказали. Потом второй раз зашли. Очень милые, аккуратные, одеты хорошо, разговаривают красиво. Опытные «свидетели» много чего знают, очень начитаны. А те, которые только учатся, стараются быть более вежливыми. Потом часто стали ходить к нам. Говорили, что бог – это Иегова. Это его личное имя в Библии. Мне не столько было важно, что они говорят, сколько нравилось слушать. Они, конечно, все это по соответствующей программе изучают. Ну, и ум свой тоже есть. Мне подарили Библию, ребенку приносили брошюрки. Потом уже нас стали приглашать на собрания. Там тоже был такой хороший оратор – возвещатель. Все были очень приветливы. Часто собирались у кого-то дома, устраивали чаепитие. Все было культурно, никакой пошлости, приятная атмосфера вокруг. Они практически не пьют алкоголь. Иногда, может, вино, у них на это нет запрета. Мне всегда нравилось что-то изучать, как и эти книжки с красивыми картинками: как в раю мы будем жить, у каждого будет свой дом».



 

Как устроена организация

Миша: «Само название «Свидетели Иеговы» они взяли из Библии. Просто они по-своему эту книгу трактуют. Достаточно дружные. Деньги никогда не просили, не вымогали – только добровольные пожертвования. Насколько я знаю, к ним приходила помощь от «братьев» из России или Америки. Но нам – из России в основном. Часто проводились конгрессы – когда ты едешь в другой город и четыре часа слушаешь библейские трактовки.

Себя они называют возвещателями. Ты должен глаголить благую весть, нести ее в народ, спасать чужие души, если они еще не в курсе. Если ты этого не делаешь, то ты грешишь, потому что знаешь благую весть и никому ее не несешь.

Там еще есть помазанники. Люди, которые при жизни точно уверены в том, что попадут в рай. В Библии они вычитали, что есть несколько сотен тысяч пастырей, которые будут управлять «овцами» после смерти, после Армагеддона. На тот момент это смущения у меня не вызывало, а сейчас – да.

Я не помню случаев, когда кто-то отдавал квартиры, потому что людям нечего было отдавать. Моя мама иногда вносила пожертвования, но это были копейки. Я даже скажу, что они нам больше отдали, чем мы им: книги и брошюры были хорошего качества и дорогими. На чаепития мы никогда не приносили сладости, все организаторы покупали».

Ирина: «Оказывается, у «свидетелей» все время что-то менялось, от этого и пошли разные направления в религии. Эти учения все время немножко переделывались, подстраивались под время. Например, до войны свидетели говорили, что Армагеддон вот-вот наступит. Этот конец света постоянно у них наступает. Это же они не от себя, их так обучают по книжкам. Кто-то же сидит это все печатает.



В Библии сказано: воздерживайтесь от блуда, крови и удавленины. Поэтому они против переливания крови. Но во время войны, если бы людям не переливали кровь, сколько бы еще погибло! Я знаю примеры, когда одно время «свидетели» вообще не разрешали себе операции делать. У людей что-то было с глазами, они не сделали операцию, а потом ослепли. Через какое-то время «свидетели» уже разрешили делать операции. А каково было тем людям, которые уже ослепли? Или, например, у пары родился ребенок, и ему необходимо было переливание крови. Это была единственная возможность спасти ребенка. Им не разрешили «свидетели». И ребенок умер. Таких случаев много. Люди разочаровываются в этой религии. У них большой процент суицидов. В Беларуси не так много, но в России – достаточно. У «свидетелей» иногда крыша едет.

В ту свидетельскую церковь, которую посещали мы, ходили люди со средним или совсем низким достатком. Многие из них жили в общежитиях. Им не нужно было стремиться к обогащению, поэтому они стараются искать себе обычные государственные профессии: уборщики, дворники, вахтеры. Чтобы меньше времени уделять работе и больше – служению церкви. Деньги жертвовать никто не принуждает, от зарплаты каждый месяц определенный процент не вносят. Сколько можешь, столько и даешь, но некоторые клали в ящик достаточно крупные суммы. Просто потому, что им хотелось сделать приятное церкви. Я знаю один случай, когда люди продали квартиру и эти деньги отдали. Свидетели учат не относиться всерьез к земным благам – они временны. Люди отказываются от денег потому, что считают: в другом мире у них будет всё.



В Москве были ситуации с передариванием «свидетелям» квартир, о них даже в новостях говорили: одинокие бабушки завещали свои квартиры, а потом после смерти их дальние родственники подавали в суд. Безусловно, люди, которые зарабатывают много, жертвуют столько же. Но таких случаев в нашей стране мало».

Плюсы и минусы Свидетелей Иеговы

Миша: «Мне понравилось то, что они четко работают по Библии. Не скажу, что это самая правильная религия, но мне нравится, как они трактуют Библию. Когда я был в православной церкви, вообще не понимал, что там творится, о чем они говорят. Настоящий «свидетель» лояльно относится к другим религиям. Они даже стараются найти в них что-то общее. Враждебно не настроены. Но есть люди, которые мало там побыли и гнобят других. «Свидетелям» нельзя держать в руках оружие, они не служат в армии. Я за это. Мою маму очень смущало то, что из «свидетелей» могли выгнать. По-моему, кого-то там выгоняли за прелюбодеяние или сквернословие.

В определенный момент я понял, что все религии – не то, чтобы обуза, но тебе просто пытаются сковать руки за спиной. Я понял это, когда мне говорили, что я и так счастлив, материальные блага мне не нужны. У «свидетелей» сказано: то, что есть на земле – это тебе не надо. Суета. По сути, тебе пытаются донести, что как бы в государстве ни было хреново, ты голову сложишь и пойдешь. И тебе без разницы, что будет дальше».

Ирина: «Меня настораживало там то, что у них есть помазанники. И я все время думала: как они знают, что они помазанники? Вот в православии есть старцы, которые считали себя самыми большими грешниками. Потом они действительно определялись как святые люди. А эти помазанники – как их там определяли?»

Миша: «У нас дома были православные иконы, которые маме подарила ее бабушка. Однажды я выбросил эти иконы, потому что посчитал, что они идолы и зло. Я их порвал и выбросил. Свидетели объясняли, что икона – это рукотворное человеческое божество. Их же люди сделали. Любой человек может нарисовать красивую икону. Меня до сих пор напрягает: почему нужно перед ней на колени становиться? Для того, чтобы была связь с богом, никакие изображения не нужны.

Свидетелей Иеговы считают сектой, потому что они ходят по домам, пристают на улицах со своими брошюрами, в поездах начинают разговор. Такое никому не нравится. Выглядит назойливо и нарушает твои личностные границы. Они не агрессивны, но плохо настроены к крестам и иконам. Крест для них – орудие убийства. По их трактовке, это то же самое, что ножом зарубить человека, а потом нож на шею повесить и целовать. Иисуса ведь убили на кресте. Почему испанский сапожок не превратили в символ поклонения – кого-то из святых с его помощью пытали. Мне кажется, из-за таких идей «свидетелей» людям кажется, что это чуть ли не сатанизм. На самом деле, «свидетели» – нормальные люди, они не пьют, не курят, не сквернословят. Они не празднуют дни рождения, новый год, никакие праздники. Когда захотят, тогда и сделают себе праздник, в любой день».




Ирина: «Спустя время возвещатели нам стали говорить, что надо выходить из церквей, других организаций, потому что есть один народ божий – «свидетели». Мой сын с ранних лет это изучал и, естественно, на него это повлияло. Они говорили: «Надо уничтожать иконы, святые книги. Это идолопоклонение». Я не могла такого сделать, а он смог. Выходит, я в этом виновата, что впустила их. Миша все крестики в доме поломал. А потом прошло какое-то время, лежит он на кровати. И черное что-то по стене ползет – рука на него движется. Ему было очень страшно. Это не фантазия. Он говорит: «Мама, это ты?» Он не спал. Видел нечто в капюшоне. Это, скорее всего, что-то демоническое было. Я думаю, что это секта. Теперь я в православную церковь хожу».
 

Почему перестали ходить к «свидетелям»

Миша: «Ушел я оттуда, потому что начал взрослеть. Мне хотелось гулять, забивать на все. У меня появилась плохая компания, которая научила меня курить, нюхать клей. Я начал ругаться матом, пили много. В 13 лет уже нормально заливал лейку. И в этот момент я отдалился от религии. Мама тоже к тому времени перестала ходить. Свидетели продолжали нас звать. Мне было стыдно их видеть, потому что я обещал приходить, но не делал этого. Они ничего плохого и не говорили.

Лет до 17 я еще верил в бога, а потом стал атеистом. Начал много читать про религии, видел разные точки зрения, взвешивал их. Моя мама ушла в православие, когда ей приснились уже умершие бабушка с дедушкой, которые сказали: «Не те песни ты поешь». Но я думаю, что это просто были ее фантазии».

Ирина: «Меня что-то спасало от того, чтобы влиться в это надолго. Может, лень или недоверие. Я не могла себе позволить ходить каждый день по домам, стучать. Надо быть очень напористым, образованным и сильно верить в это все. Я не настолько трудолюбивая. Когда бабушка с дедушкой умерли, не знаю, что со мной стало. Вот когда их отпевали, я душой своей ощутила, что так надо. Мне понравилось церковное пение. У меня потекли слезы, захотелось ходить в церковь. Только там я чувствовала себя лучше. А потом как-то позвонила знакомая и пригласила меня в церковь петь. Мне первое время особо не хотелось прикладываться к иконам, все время креститься. Потом захотелось почитать про православие.

У меня на работе был напарник баптист – тоже Библию изучал. Он все меня приглашал к ним сходить. Однажды уговорил. Они там на гитарах играют, песни про Иисуса поют: «О, Иисус, сладчайший. Я наслаждаюсь тобой. Я ем Христа». Там такие возвышенные слова были. А вечером я приехала домой и легла спать. И снится мне бабушка, которая говорит: «Не те песни ты поешь». Потом я стала больше изучать православие. Теперь, даже если я не буду петь, все равно буду в церковь ходить».

 
 
comments powered by HyperComments