#НЕНАВИСТЬ412

Нищета или идея: что заставило немцев последовать за Гитлером?

 

 

Существует мнение, что Адольф Гитлер пришёл ко власти, в первую очередь, благодаря своим обещаниям о лучшей жизни, а вовсе не из-за антисемитизма. Имеются достоверные сведения о том, что в первой половине 20-го века жители Германии пребывали в состоянии разочарования и отчаяния. Развитию депрессивных настроений среди населения поспособствовал экономический кризис, постигший страну в 1929 году.

 

Количество только зарегистрированных безработных достигло в 1932 году 6 млн человек, долги фермеров росли, промышленное производство в 1932 году составило 58% от показателя 1928-го, средний доход немцев в 1933-м составлял 77,6% от среднего дохода в 1928 году. Упадок экономики оказал значительное влияние на поведение жителей страны.

 

Поэтому партия нацистов, которая в 1928 году имела лишь 2,8% голосов избирателей, уже к 1930 году оказалась второй по величине. Следующие кампании дали еще более убедительный результат НСДАП: на выборах летом 1932 года партия получила 37,5% голосов, в начале 1933-го — 43,9%. Экономический кризис вогнал немцев в психологическое состояние, названное историком К. Д. Брахером Krisementalität (букв. с нем. «кризисный менталитет») — состояние, при котором популисты, в иной ситуации не имеющие и трех процентов голосов, получают шанс на успех, и когда в массовом безумии могут быть приняты отчаянные и эмоциональные решения.

 

 

Себастьян Хафнер писал о влиянии обваливающейся экономики на психологическое состояние жителей Германии.

 

«Ни у кого не было этого гигантского, карнавального танца смерти, этих нескончаемых, кроваво-гротескных сатурналий, когда были обесценены не только деньги, но и все человеческие ценности. 1923-й подготовил Германию не специально к нацизму, но вообще к любой фантастической авантюре», - утверждал он в своей книге «История одного немца».

 

По мнению исследователя, именно кризис и разруха побудили его соотечественников поддержать нацистов.

 

Уже в 1930-м году национал-социалисты откровенно заявили о своём стремлении транслировать волю всех слоёв населения. Тогда на призыв откликнулись служащие, крестьяне и даже представители аристократии. В 1930 году среди членов НСДАП было 28,1% рабочих, 25,6% служащих, 20,7% мелких предпринимателей, остальные — чиновники, крестьяне и прочие. В 1932-м среди вступивших в партию в 1930—1932 годах 35,9% составляли рабочие, 42,3% - предприниматели и служащие, то есть самые многочисленные социальные группы.

 

Национал-социализм пропагандировал защиту честных предпринимателей и предвещал налоговые реформы. А корень всех бед, по мнению нацистов, заключался в евреях, от которых необходимо было избавить Германию. Уставшие от экономических потрясений немцы с большой надеждой вкушали обещания нацистов.

 

Герман Пфистер, который понёс существенные потерю в период упадка, был убеждён в истинности нацистской идеологии.

 

 «Весь этот мировой экономический кризис в те годы был самодельный. Его организовали все демократические правительства по всему миру, и прежде всего кто? Евреи. Евреи тогда на 75% в экономике были и заправляли экономикой. Чего они надеялись от этого кризиса получить, я и по сей день не знаю. А что кризис самодельный был — это доказано было, когда Гитлер, пробыв два года у власти, ликвидировал безработицу», - писал он.

 

А социал-демократ Пауль Лёбе, в свою очередь, утверждал: «…народные массы слушали фальшивых апостолов, которые повесили ответственность за такое состояние на Версальский договор, репарации, людей «системного правительства», и видели в Гитлере избавителя от этой нужды».

 

 

Представители нацистской партии создавали иллюзию спасения Германии и заботы обо всех нуждающихся. По всей стране они обеспечивали кормление бездомных, а также основали несколько столовых, в которых предоставлялись бесплатные обеды членов СА и СС. Разумеется, это всё привлекало и очаровывало разочарованных немцев.

 

В результате возник ощутимый контраст с между действующим руководством, которое старалось сэкономить на всём подряд, и великодушными нацистами, которые призывали восстать и вернуть былую мощь Германии.

 

На фоне правительства, проводившего политику экономии, лишившего даже крохотных пособий юношей и девушек в возрасте до 21 года, урезавшего социальные расходы, повысившего ряд налогов и бездействовавшего, энергичные нацисты выглядели заботливыми друзьями простого человека.

 

Большинство воспринимали Адольфа Гитлера как некоего спасителя, стремящегося обеспечить достойное существование каждому немцу.

 

Образ Гитлера как спасителя от бедности прочно закрепился в сознании многих немцев и оставался живым и после денацификации. Даже после ужасов войны, попав в плен в марте 1945 года, полковник Мартин Веттер говорил: «Гитлер - это вождь, который дал немецкому народу много, необычайно много». Для всех этих людей и многих других, даже спустя годы, когда подлинная природа нацизма подверглась широкому разоблачению, Гитлер оставался «избавителем от нужды».

 

 

Историки знают тысячи подобных свидетельств: массовый избиратель делал выбор в пользу НСДАП, исходя из экономических мотивов и связанных с кризисом чувств — страха и желания наказать разочаровавшие его политические силы и указанных нацистами виновников этой катастрофы. Растерянное правительство республики не успело вовремя понять, что самый главный их враг — бедность миллионов немцев, затянувшая страну в пучину Третьего Рейха.

 
 
comments powered by HyperComments