#ДИЧЬ191

Стриптиз в Освенциме

 
Польская балерина Франциска Розенберг была очень талантлива и подавала большие надежды. Никто не ожидал, что маленькая еврейская девочка прославится не танцами, а убийством двух нацистов.
 


 



Балерина Франциска Розенберг подавала огромные надежды. Талант славной еврейской девочки оттачивали педагоги школы Ирэны Прусики – одного из трех крупнейших частных танцевальных заведений в Варшаве. На нее делали ставку – вот оно, будущее польского танца. Франциске удавалось все – и модерн, и классика. В 1939 году легкая и пластичная балерина заняла четвертое место в международном танцевальном конкурсе в Брюсселе, обойдя сотню с лишним участниц. Большие и малые сцены, овации, контракты, влиятельные поклонники и даже собственная школа – все это было на расстоянии вытянутой руки. Но приход нацистов все перечеркнул.



Когда на Польшу напала гитлеровская Германия, было некогда больше думать о танцах – теперь нужно было думать о том, чтобы выжить. 23-летняя Франциска, на тот момент замужняя леди по фамилии Манн, попала в Варшавского гетто. Там балерине пришлось выступать в местном кабаре.


В 1942 году нацисты дали евреям Варшавы шанс на спасение. Тем, кто покажет паспорт нейтральной страны, пообещали свободный выезд из Германии для обмена на немецких военнопленных. Таких документов, разумеется, не было ни у жителей гетто, ни у тех, кому еще удавалось скрываться от немцев на «арийской» стороне Варшавы. Жители гетто не усмотрели в этом подвоха и передали еврейскому подполью паспорта, в основном, с гражданством южноамериканских стран.

 



Уже через год эти паспорта стали продавать за 2- тысяч долларов, а таких денег у заключённых, конечно, не было. Тот, кто ещё оставался на свободе, и то едва ли мог даже вообразить себе такую космическую сумму, а у жителей гетто шансов и вовсе не оставалось. В будущем по этим документам спаслись только несколько сотен евреев, которых обменяют на пленных немцев в Палестине.

Среди тех, кто купил паспорта, около трёх тысяч человек умерли в тюрьмах и концлагерях. Гестапо попросту выманивало тех, кто сумел спрятаться за пределами гетто. В надежде на спасение евреи добровольно и со всеми своими драгоценностями шли прямо в руки к нацистам. И хлопот нет, и деньги фюреру.



Нацисты говорили о вымышленной организации, которая якобы занималась устройством переезда евреев в ЮАР. В погоне за жизнью среди тех, кто купил паспорта, оказалась и наша балерина. Франциска Манн, по известной информации, была среди тех, кто распространял идею «спасения».

Франциска громким шепотом рассказывала знакомым в гетто о прекрасной возможности спастись, а те, не подозревая подвоха, передавали новость дальше, на «арийскую» сторону – там и находились желающие. Впрочем, доказательств, что балерина помогала нацистам, осознавая реальную цель и масштаб операции, нет. Нельзя достоверно сказать, делала это балерина из злого умысла или же просто сама наивно верила в возможность сохранения жизни.



В июле 1943 года в отель приехала полиция. Всего 300 «гостей» депортировали в лагерь для интернированных во французский Виттель – действительно для возможного обмена. Остальных же – а их, по разным подсчетам, было от 2,5 тысяч до 3 тысяч человек – отправили якобы в немецкий лагерь Бургау на юге Германии, чтобы уже оттуда переправить в Швейцарию. В числе этой большей группы оказалась и Франциска Манн. Ехали долго, и когда вагоны остановились не на юге Германии, а в концлагере Освенцим, воодушевленные пассажиры ничего не подозревали. С теплой улыбкой их встретил «сотрудник Министерства иностранных дел Третьего рейха» Франц Хёсслер, который в действительности был начальником лагерной охраны в системе Освенцима. Перед тем как пересечь границу, новоприбывшим оставалось выполнить небольшую формальность – принять душ в целях обязательной дезинфекции.



Как и другие женщины, Манн оказалась в бараке с характерным спёртым воздухом, которым было невозможно дышать. Когда некогда приветливые конвоиры стали пихать Франциску прикладом и приказывать снимать одежду, девушка сразу поняла, что её привели к газовым камерам. Будущее было предопределено, однако балерина не хотела так просто сдаваться в руки нацистам.

 



Ничего не понимающие женщины быстро скидывали с себя все предметы гардероба, а красивая танцовщица внезапно устроила для охранников стриптиз: медленно, вещь за вещь, Франциска снимала одежду. В какой-то момент конвоиры потеряли бдительность и стали откровенно разглядывать девушку, а когда их взоры совсем затуманились, Манн кинула в лицо охраннику острую туфлю. Сержант не успел выхватить оружие – его опередила Франциска, она кинулась к его кобуре и вытащила пистолет. Первые несколько пуль убили самого кровавого эсесовца Йозефа Шиллингера, а ещё одна попала в ногу обезвреженного туфлей сержанту.

 



Эта пальба стала для женщин в раздевалке сигналом к действию. Началась отчаянная драка за жизнь. Еще одному эсэсовцу откусили нос, а другому частично содрали кожу на голове. Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.



По одним сведениям, Франциску Манн все-таки затолкали в газовую камеру, удушили вместе с десятками других бунтарок и отправили в крематорий номер четыре. По другим, женщин выводили одну за другой во двор и расстреливали, а уже потом сожгли.
 
 
comments powered by HyperComments